Промышленный альпинизм в Москве.

 

За последние пять лет объем рынка высотных работ, выполняемых с использованием техники промышленного альпинизма, вырос в столице в пять раз. Антон Агапов, генеральный директор компании "Альпа Сити", работающей на рынке промальпа с 2000 года: В 1999 году в Москве было около ста компаний, занимающихся высотными работами с применением альпинистской техники, а сейчас их число выросло до 500. При этом среднемесячный оборот одной компании составляет от $10 тыс. до $50 тыс. а в отдельные периоды доходы превышают средние показатели почти в 10 раз. В 2003 году объем рынка промальпа в столице составил около $200 млн.

Больше всего альпинистских работ в городе связано с установкой и монтажом наружной рекламы — в основном брандмауэров (натяжных полотен на стенах домов) и крышных конструкций. Например, недавно снятый с гостиницы "Москва" брандмауэр BMW — одно из самых крупных рекламных полотен, когда-либо устанавливавшихся в центре Москвы (2800 кв. м) — был смонтирован командой из 10 альпинистов. Их услуги обошлись заказчику в сумму чуть больше $10 тыс. Среди других крупных рекламных носителей, недавно установленных в Москве методами промышленного альпинизма, можно упомянуть цилиндрическую вращающуюся конструкцию KIA на Тверской улице; брандмауэр на Валовой улице, рекламирующий компанию Panasonic (1200 кв. м); брандмауэр с надписью Nokia на Садовой-Спасской площади (1000 кв. м), а также одну из самых больших крышных конструкций — надпись "Банк Москвы" на здании института "Гидропроект" на Ленинградском проспекте.

Средняя зарплата альпиниста в Москве — $50 в день, а при особо ответственных и срочных проектах заработок может доходить до $300 за смену В среднем установка брандмауэров стандартного размера (150-200 кв. м) стоит от $5 до $7 за кв. м. Если площадь полотна превышает 500 кв. м, расценки снижаются в полтора-два раза. Стоимость установки крышных конструкций зависит от их размеров, сложности работы и необходимого количества альпинистской рабочей силы (от $5 тыс. до $40 тыс.). Во многом увеличение спроса на альпинистские работы в Москве связано именно с развитием наружной рекламы, рынок которой, по данным компании "ЭСПАР-Аналитик", вырос за последние четыре года в 3,4 раза — с $52 млн в 1999 году до $175 млн в 2003-м. Другая причина — резкий рост количества новостроек в столице и усиление контроля за их состоянием и внешним видом. Вообще, на втором месте после рекламно-монтажных работ в промальпе — герметизация швов панельных домов (от $2 до $17 за погонный метр). Но в центре города ситуация иная. Второй по популярности услугой является мойка окон с наружной стороны офисных зданий (около $1 за кв. м) — это в теплое время года; а зимой — очистка крыш от снега и сосулек. А еще альпинисты красят трубы, устанавливают кондиционеры, спутниковые антенны, ремонтируют балконы и даже кронируют деревья. Промышленный альпинизм в нашей стране появился в 30-е годы, когда возникла необходимость в строительстве гидроэлектростанций в горных районах СССР. Альпинисты очищали горные ущелья, чтобы камни не падали на рабочих. Закрепясь сверху склонов, они постепенно спускались вниз, руками сбрасывая все опасные предметы, которые потом подбирала и увозила специальная техника. В советское время альпинисты привлекались на самые ответственные и сложные работы. В тогдашних СНиПах (строительных нормах и правилах) высотные работы подобного характера не значились, поэтому, по сути, были запрещены. Но в тех ситуациях, когда техника оказывалась бессильна, все равно приходилось привлекать альпинистов. Работы эти считались секретными, а те, кто их выполнял, зарабатывали больше директоров заводов.

Ким Зайцев,

мастер спорта по горному туризму, начальник первого в СССР спасательного отряда альплагеря "Ллутау": В 1966 году в Кабардино-Балкарии после дождей стали сходить селевые потоки. И начала отваливаться скала, под которой, как под козырьком, находился Тернаусский вольфрамо-молибденовый горно-обогатительный комбинат. С помощью альпинистов эту скалу затянули тросами, не дав ей упасть на ГОК. Комбинат по-прежнему работает, а скала над ним продолжает висеть. За ту работу нам заплатили 8 тыс. рублей на шестерых, а делали мы ее четыре дня. Месячная зарплата научного сотрудника составляла тогда 110-120 рублей. В 80-е годы похожая ситуация возникла на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе, где вот-вот могла упасть труба высотой более 40 м. Альпинисты по инструкции пиротехников заложили по всей ее поверхности взрывчатку, и она осела, ничего не повредив. А во время блокады Ленинграда группа альпинистов зачехлила все высотные купола в городе, чтобы укрыть их от немецкой дальнобойной артиллерии и авиации. В Москве альпинисты до сих пор каждые несколько лет чистят звезды Кремля. Среди сложных работ наиболее частые — обслуживание ретрансляционных башен. Почти все они были построены еще в СССР при помощи специальной военной техники, и к большинству из них даже невозможно подъехать. Альпинисты залезают на них как на горные вершины.

Вячеслав Дудин:

В 80-е годы рынок промальпа стал более открытым, и это привело к резкому падению цен на услуги альпинистов. Логика была проста: им пытались заплатить столько же, сколько обычным рабочим, сэкономив деньги на организации труда (установке лесов, вышек и т. д.). При этом не учитывалось, что обычному человеку, который стоит на какой-то твердой поверхности, сделать ту же работу гораздо проще, чем висящему в обвязке. Сейчас альпинисты, зачастую вынужденные соглашаться на небольшие суммы, выгадывают на том, что делают работу некачественно. Например, красят без грунтовки или герметизируют швы без полной диагностики здания. Чтобы открыть сегодня свое дело в сфере промальпа, достаточно найти несколько профессиональных высотников со снаряжением и место для переговоров с потенциальными заказчиками. Стоимость даже профессионального альпинистского комплекта (веревка, сидушка, карабины и т. д.) не так велика — около $1000. Неудивительно, что ежегодно появляется около ста новых фирм, выполняющих высотные работы. Причем здесь нет как явных лидеров, так и аутсайдеров. Большинство компаний не имеют постоянного штата — приглашают людей на разовые работы, поэтому говорить о том, что такая-то компания делает что-то лучше, а что-то хуже, порой бессмысленно. Впрочем, большой штат собственных альпинистов в фирме — это не обязательно гарантия качества ее услуг. Как правило, наиболее квалифицированные специалисты не числятся в какой-то компании, а ждут телефонных звонков с выгодными предложениями. По словам Антона Агапова, сейчас при выполнении высотных работ к услугам промальпа прибегают в 8-10% случаев. Причина — дешевизна и удобство. К примеру, один альпинист в день может вымыть около 50 кв. м окон, что обойдется в среднем в $50. Аренда же 17-метровой вышки будет стоить около $10 в час, а на выполнение работы с ее помощью времени будет потрачено гораздо больше. При этом в большинстве случаев близко подъехать к зданию невозможно, и вышка сможет достать максимум до пятого этажа. Вышки же более 20 м стоят уже от $100 в час, но и они практически бессильны выше 30 м. На такую высоту рабочего можно поднять только в люльке, что обойдется в несколько сотен долларов в день, и он сможет двигаться только вверх или вниз. А вот альпинисту, которого спускают с крыши, будет доступна вся поверхность здания.

Владимир Снятков,

технический директор компании "Промальпсервис": Чтобы вести это дело более или менее успешно, надо самому быть в прошлом профессиональным альпинистом, иначе просто ничего не получится. Нужно каждый раз понимать, что из себя представляет работа, которую предлагает заказчик, уметь правильно ее оценить. Сегодня в Москве очень много фирм, которые работают некачественно, но и существуют недолго. Причина проста: чаще всего заказчики ищут исполнителя через знакомых и уже реже — через интернет и какую-то другую рекламу. Поэтому компания, проколовшись, теряет десятки потенциальных заказчиков.

Антон Агапов:

Я в своей фирме начал работу с того, что обучил высотному делу двоих друзей. Они привели еще двоих и т. д. Всегда проще научить альпиниста красить стены и мыть окна, чем маляра и мойщика пользоваться альпинистским снаряжением.

Мастера на все руки

Каждый год число альпинистов, зарабатывающих деньги в подвешенном состоянии, увеличивается почти на тысячу. При этом в Москве есть не более 10 фирм, выдающих допуск к подобным работам. Причем, по словам Вячеслава Дудина, эти документы все равно являются недействительными. Собственно говоря, специальности такой — промышленный альпинист — официально не существует. В компаниях, где альпинисты работают в штате, они числятся просто рабочими, монтажниками и т. п. Да и профессией промальп называть не совсем правильно. По сути, это способ доставки человека к месту работы. А дальше альпинист превращается либо в мойщика, либо в маляра, либо еще в кого-нибудь — эдакий мастер на все руки. Устраиваются на эту работу по-разному, но чаще всего человек просто приходит в фирму и просит его взять. Его берут помощником, и он бесплатно — в лучшем случае за небольшие деньги — смотрит, как работают другие, учится, а заодно трудится подсобником. Через некоторое время новобранца допускают на высоту. В стандартной ситуации серьезную работу ему поручают месяца через три (а бывает, и через два года), но если человек хорошо проявился, его могут "вывесить" и через две недели. Антон Агапов: Я сам стал альпинистом примерно таким же образом. Просто шел как-то по улице и увидел ребят, которые висели на стене пятиэтажного дома. Остановился и начал за ними наблюдать. И тут моя душа запела. Я понял, что хочу так же, как они. Подошел к ним и попросился на работу, а на следующий день уже учился вязать узлы.

По материалам статьи Журнал "Коммерсантъ Деньги", №15 (470), 19.04.2004

 



  • На главную