«Всем несчастьям назло» Наташа Окли читать онлайн - страница 1

 

Наташа Окли

Всем несчастьям назло

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Чехова читаешь? А ты читала что-нибудь из Толстого?

Доктор Марианна Чемберс оторвалась от документа, который держала в руках, и нахмурилась. Кажется, она слышала эти слова в другой жизни.

Но это абсолютно невозможно. Он здесь. Похоже, она сходит с ума.

Воспоминания о том солнечном дне нахлынули на нее, и морщинка на лбу стала еще заметнее. Это был тот же светский английский акцент, с той же неуловимой изюминкой, что и много лет назад.

И те же самые слова, что и тогда.

Марианна помнила их, будто слышала только вчера. Если честно, то она помнила каждую мелочь, связанную с Себом Родиером. И уж тем более она не забыла их первую встречу, когда он увидел ее, читающую Чехова.

На страничку документа легла тень, и голос позади продолжил:

— А Томаса Харди? Он, конечно, немного тяжеловат, но если ты любишь такие вещи…

Боже, только не это.

Марианна обернулась и увидела перед собой знакомое до боли лицо. Может, оно немного повзрослело, стало более серьезным, но все же это было лицо человека, который изменил всю ее жизнь.

Тогда он носил джинсы и простые футболки, сейчас же на нем был модный костюм, и за версту можно было понять, что он безумно богат.

Для нее это не стало сюрпризом. За последние годы она видела тысячи фотографий принца Себастьяна II, но даже они не могли подготовить Марианну к столь внезапной встрече с ним.

— Здравствуй, Марианна, — улыбнулся он.

Себ!

Его имя готово было сорваться с уст Марианны. Имя, с которым ее связывало столько лет пустых надежд и несбывшихся ожиданий.

На секунду Марианне показалось, что ей снова восемнадцать. Что она опять живет вдали от родного дома в окружении незнакомых людей и ждет его, надеется хотя бы на телефонный звонок…

Но все напрасно.

Марианна сотни раз представляла себе момент встречи с ним. Не то чтобы она надеялась на это… Он ушел, и их судьбы не должны были пересечься вновь.

Где это видано, чтобы простая бедная девушка вошла в семью королевских кровей!

— Себ? — Ей так тяжело было произнести его имя вслух. — М-мне можно тебя так называть? Или, может быть, ваше высочество? Или… королевское высочество? Даже и не знаю… — Марианна поднесла руку к виску, пытаясь успокоить боль, пронзившую ее.

Он подошел еще ближе и спокойно ответил:

— Ваша светлость. Но для тебя я просто Себ. Рад нашей встрече. Как ты поживаешь?

— Хорошо. У меня все в порядке, — бодро соврала она. — А ты как?

— Отлично. — Он обошел диван, на котором сидела Марианна, и встал прямо перед ней. — Давно мы не виделись.

— Ага.

Себастьян замолчал, оглядывая ее от макушки до пальчиков на ногах.

— Ты потрясающе выглядишь. Глаз не отвести.

— С-спасибо. Ты тоже неплохо выглядишь. — Черт! — Я хотела сказать, что… — Марианна замолчала, потому что не могла подобрать нужных слов.

— Можно присесть?

Ни в коем случае!

Какого черта он это делает? Они не просто друзья, которые случайно столкнулись на улице. Марианна, конечно, не являлась специалистом по встречам с бывшими любовниками, но вряд ли они должны мирно беседовать, делая вид, будто не знают, как выглядят обнаженными в постели.

Марианна сложила листочки и убрала их в папку.

— Может, не стоит? — она бросила взгляд на двух мужчин в серых костюмах, которые держались на расстоянии. Марианна сразу поняла, что это его охранники. — По-моему, Чип и Дейл как раз следят за тем, чтобы ты не разговаривал с такими, как я.

— Джордж и Карл.

— Ты даже дал им имена?

Себастьян улыбнулся.

— Вообще-то, нет. В Андоварии мы все еще предоставляем это право родителям. — Он сел рядом с ней так запросто, будто последних десяти лет расставания не было вовсе. — Кстати, в Дании королева должна дать разрешение на имя, которого нет в официальном списке, — добавил он.

Марианна молча кивнула, словно эта информация помогла ей осмыслить проблемы человечества. Себастьян произнес название своей страны с такой легкостью, будто никогда не обманывал Марианну. Он принимал за должное, что теперь Марианна знала про него почти все, и совсем не учитывал тот факт, что раньше она и понятия не имела о его королевском происхождении.

Сейчас же трудно было найти журнал без фотографии Себастьяна. Марианна видела, как он катается на лыжах, занимается альпинизмом, женится…

Она даже помнила имя девушки, на которой он женился так же внезапно, как и развелся. Амелия. Казалось, тогда весь мир говорил об их помолвке, и Марианна нигде не могла укрыться от этой новости.

Впрочем, это было даже к лучшему. Сильнейшего импульса для продолжения своей собственной жизни и быть не могло.

Марианна глубоко вздохнула.

— Так что привело тебя в Англию? Неужели здесь должна состояться какая-то встреча королевских особ?

Себастьян покачал головой.

— Нет, это визит личного характера.

— Как мило, — она сама испугалась сарказма, который услышала в своем голосе. Что происходит? Марианна чувствовала себя так, будто на нее надвигается танк. Она убрала папку в портфель и вдруг поняла, что ее глаза наливаются слезами. Ей нельзя плакать. Черт возьми! Она и так пролила из-за него достаточно слез. Но встреча с Себом вернула все переживания на место, словно и не было этих десяти лет без него. — Ты путешествуешь инкогнито? — взглянула она на него. — Сомневаюсь, что эти ребята в сером помогут тебе остаться незамеченным.

Себ внимательно посмотрел на нее.

— Ты все еще злишься на меня.

Что-то внутри колыхнулось, и Марианна прошипела:

— А ты как думал?

— Я… — Себ огляделся, как будто проверяя, что их никто не подслушивает, — я надеялся…

— Надеялся? На что? На то, что я забуду, как ты ушел, не сказав ни слова, и даже не потрудился связаться со мной потом? Что я забуду твою ложь? Очень забавно. Себ, ты никогда не терял чувства юмора.

— Я…

Марианна перебила его:

— Рада была встретить тебя, но мне пора идти. Я очень занята, и… — она поднялась, и Себ вскочил следом за ней, — мне нужно подумать.

— Марианна, позволь…

— Хватит! — она еще крепче сжала ручку портфеля. — Не смей оправдываться. Ты опоздал с этим на целых десять лет.

— Я не обманывал тебя.

Марианна уже собралась уйти, но, услышав эти слова, замерла на месте. Как он смеет говорить такое? Сначала она была слишком возмущена, чтобы ответить, затем гневно выпалила:

— Правда? Видимо, я совершенно случайно прослушала, как ты рассказывал мне про то, что являешься наследником трона Андоварии. Как это я так все перепутала? Какая я все-таки глупая! — Он изменился в лице, а Марианна продолжила: — А я-то все эти годы ломала голову, отчего ты такой транжира.

Себ резко выпрямился.

— Я признаю, что не сказал тебе о своем титуле…

— Вот именно!

— …но на это имелись причины.

Марианна фыркнула от негодования. Будучи восемнадцатилетней простушкой, девушка смогла догадаться, что у него были причины. А потом она узнала, что ее Себа Родиера собираются короновать, и ей не пришлось долго гадать о характере этих причин.

Просто она не считала их достаточными для того, чтобы сломать их любовь. Себ не имел права так бросить ее.

— Родиер — мое фамильное имя. Я не солгал тебе насчет него, и…

— Конечно, это меняет все дело, — Марианна старалась держать свой голос под контролем, — только ты прекрасно знал, что я и понятия не имела, кто ты такой. Мне даже в голову не приходило, что ты не австриец. Я никогда не слышала об Андоварии. Ты сам об этом никогда не говорил, и я готова руку дать на отсечение, что ты попросил Ника держать язык за зубами.

— Но я никогда не заявлял, что я австриец.

— Ты сказал, что жил в Вене.

— И это правда. Я…

Марианна закрыла глаза, не желая больше слушать этот детский лепет. Она остановила Себа резким движением руки и произнесла:

— Если честно, то сейчас мне уже все равно, даже если тебя зовут Зеленый Человечек и ты прилетел с планеты Сатурн. Это уже ничего не изменит. Ты меня обманул — и я тебя не прощу. — Она не простит его до последнего вздоха.

— Марианна…

— Все!

Девушка в последний раз взглянула на него и поскорее ушла прочь, чтобы не видеть его чарующих глаз. Ей нужен был глоток воздуха, немедленно. Марианна буквально слетела с лестницы и устремилась подальше от этого места.

Подальше от Себа. И хотя теперь она знала, что он принц, но никак не могла называть его так. Только Себ. Себ, с которым она ела чипсы, гуляла по набережной и которого, черт побери, любила.

Марианна так сильно прикусила нижнюю губу, что почувствовала вкус крови.

Внезапно она увидела кофейный ресторанчик. Вот что ей сейчас было нужно. Кофе. И она зашла в уютное помещение.

Себ выдохнул, сдерживая порыв выругаться.

Все могло пройти намного лучше. Давно он уже не чувствовал себя таким идиотом. Сколько предложений он смог закончить? Два? Три?

Это было непростительно для человека, которого восхваляют за дар оратора.

Слава богу, никто не слышал, как она накричала на него, на представителя королевских кровей.

Себ взглянул на своих телохранителей.

— И много вы слышали?

Карл скривил губы в улыбке.

— Понятно, в общем, вы уже должны все забыть, — произнес Себ и прошел мимо них.

Принц был уверен в своих ребятах — они под угрозой смертной казни не расскажут никому о его личной жизни. Поэтому он скорее адресовал эти слова себе. Нужно забыть об этой встрече и сконцентрироваться на том, что его сюда привело.

Но забыть о Марианне?

Себ улыбнулся. Легче сказать, чем сделать! Он вздрагивал от одного упоминания о ней, так как же заставить себя выкинуть из головы эту встречу?

Марианна ничуть не изменилась. И она снова читала. Он знал эту ее привычку читать всегда и везде. Она читала и тогда, когда Ник так усердно пытался отговорить Себа от знакомства с ней.

Хорошо, что сейчас этого никто не видел. Страшно подумать, какие заголовки появились бы в завтрашних газетах.

— Ваша светлость…

Себ обернулся и увидел, как к нему спешит мужчина в компании секретаря.

— …мы не знали, что вы уже прибыли. Я бы попросил кого-нибудь сопроводить вас.

— Это ни к чему, мистер…

— Баверсток. Энтони Баверсток. Я администратор отеля, ваша светлость.

— Баверсток, — повторил Себ, протягивая ему руку. — Благодарен за вашу заботу.

— Ну что вы, ваша светлость. Наш отель известен отличным обслуживанием, — довольно улыбнулся администратор. — Если вы не против, я провожу вас в ваши апартаменты.

Несмотря на то, что мысли Себа витали далеко отсюда, он продолжал вежливо разговаривать с этим мужчиной. Он знал, что для администратора это знаковая встреча, о которой он будет рассказывать своим внукам. Так бывает всегда.

Себ до сих пор не мог привыкнуть к такому вниманию к своей персоне. Но это его судьба, и рано или поздно ко всему привыкаешь. Хотя иногда Себу очень хотелось поделиться с кем-нибудь своими обязанностями.

Например, со своей сестрой Викторией. Она всегда чувствовала себя во дворце как рыба в воде.

Войдя в холл отеля, администратор пафосно объявил:

— Его светлость принц Андоварии!

Мужчина, с которым Себ собирался здесь встретиться, мгновенно поднялся.

— Ваша светлость…

Себ протянул ему руку.

— Профессор Блэквелл, я очень рад, что вы смогли уделить мне пару минут своего драгоценного времени. Я понимаю, что сейчас у вас много дел.

Пожилой мужчина уважительно пожал ему руку и улыбнулся.

— С удовольствием встретился с вами. Эта конференция очень много для меня значит. Пожалуйста, присаживайтесь. Простите, я все же считаю своим долгом напомнить вам, что в конце этого года я увольняюсь.

Себ тоже улыбнулся.

— Я здесь для того, чтобы отговорить вас.

— Не думайте, что я такой упрямец, — подмигнул профессор. — Двенадцатый и тринадцатый век — мой конек. Но вот жена считает, что работа вредит моему здоровью.

— Именно потому, что вы специалист в этой области, я хочу, чтобы вы отправились со мной в Андоварию.

Марианна плюхнулась в кресло и схватилась руками за голову.

— Почему вы мне ничего не сказали?

Профессор Блэквелл покачал головой.

— У меня и шанса такого не было. Я только вчера вечером поговорил с его помощником, а сегодня утром с самим принцем Себастьяном.

Марианна нахмурилась.

— Вы действительно хотите поехать в Андоварию?

— Почему нет? — Профессор сел напротив Марианны. — Я знаю, что ты думаешь, Марианна, и ты права. Конечно, права. Но такая возможность выпадает раз в жизни. Если принц все описал точно, — а так, скорее всего, и есть, — то это бесценно.

Марианна не могла вымолвить ни слова.

— Только представь, что мы сможем там найти, — вдохновенно продолжил профессор.

— Вам ведь уже скоро выходить на пенсию, — осторожно перебила его Марианна. — Вы ему об этом сообщили? К тому же ваша жена…

— Элиана все поймет…

— Она не поймет, Питер. Мы оба знаем, что если бы Элиана настояла, то вы бы уже сейчас были на пенсии.

Профессор наклонился и взял ее руки в свои.

— Я ждал этого всю жизнь, Марианна.

Девушка посмотрела в его глаза и поняла, что профессор действительно говорит правду. Но также она понимала, что он не в силах взяться за это дело.

— А вы сказали про ваше зрение? — осторожно поинтересовалась она.

Профессор отпустил ее руки и со вздохом откинулся на спинку кресла.

Марианна ненавидела себя за это, но она не могла по-другому. Для пожилого ученого поездка в Андоварию являлась всего лишь бесплодной мечтой. И в глубине души он сам знал об этом.

— У вас слишком плохое зрение, чтобы не сделать ошибки. И если это действительно так важно, как вы предполагаете, вам следует доверить это дело другому эксперту, который был бы хоть наполовину так же профессионален, как вы.

Он покачал головой.

— Мы могли бы заняться этим вместе с тобой. Я предупредил принца, что мне нужно взять с собой коллегу.

— Я еще слишком неопытна, — твердо заявила Марианна. — Мне нужно много лет учиться, чтобы приниматься за такую сложную работу.

— Ты стала бы моими глазами, девочка. У тебя быстрый ум, и мы отличная команда, — с надеждой в голосе сказал пожилой мужчина. — Но давай обсудим это после сегодняшнего ужина. Еще есть время до того, как я должен дать ему свой ответ.

После какого ужина? Марианна уставилась на Блэквелла, а профессор поправил на носу очки и невозмутимо продолжал:

— Мы можем поговорить с тобой после того, как увидим фотографии. Ты мне нужна, когда мы будем просматривать их.

— К-какой ужин?

— А я разве не говорил? Принц Себастьян пригласил нас на ужин. В восемь, — добавил он, так как Марианна молча смотрела на него.

Казалось, она лишилась способности соображать. Ужин с Себастьяном. Сегодня вечером. В восемь.

— Пригласил? Нас?

— Ну, конечно, нас, — удивленно ответил профессор. — Я сказал ему, что мне понадобится коллега. И он любезно пригласил тебя.

У Марианны зазвенело в ушах.

— Вы сказали ему, что берете именно меня? Н-назвали по имени? Он знает, что поеду именно я?

Вскинув брови, профессор уставился на нее, не понимая, почему она вдруг так разволновалась.

— Я не помню точно, как я сказал… Но какое это имеет значение? Принцу Себастьяну все равно кого, я возьму с собой. И я выбрал тебя.

В любой другой ситуации его уверенность в ее способностях придала бы Марианне сил, но…

Профессор и не догадывался, чего он просил. Для Марианны это было слишком страшным испытанием.

Но искушение было велико.

Ужин с Себастьяном!

Которому, наверное, и в голову не приходило, что именно она коллега профессора Блэквелла.

— Нам нужно всего лишь взглянуть на фотографии, — улыбнулся профессор, — а потом мы все обсудим.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Марианне не улучшило настроение даже новое платье.

Она смотрела на себя в зеркало, но нежный розовый шелк, который идеально подчеркивал стройную фигуру, не вызывал улыбки на ее лице. С одной стороны, превращение из серьезного ученого в элегантную даму было налицо, однако Марианне казалось, что она идет на казнь.

Ей не следовало соглашаться на этот ужин. Но даже когда внутренний голос не просто подсказывал, а кричал во всю силу, что она должна сесть в поезд и уехать домой, Марианна не послушалась его, а вместо этого отправилась в соседний магазин выбирать платье.

И зачем все это? Она была слишком честна, чтобы не признаться себе в желании покрасоваться перед Себом. Дать ему понять, как много он потерял.

Дура! Дура! Как она могла только додуматься до этой идиотской идеи? Потратить свои последние сбережения на платье, чтобы поразить мужчину, который одним щелчком пальцев мог созвать лучших моделей мира.

Он, скорее всего, даже не заметит ее стараний произвести на него впечатление.

Марианна отвернулась от зеркала и подошла к тумбочке, на которой лежало ее единственное украшение — золотой медальон в виде сердечка.

Так, надо взять себя в руки и сделать вид, будто ее ничто не беспокоит.

Кроме того, ей нужно притвориться, что она забыла все, что связывало их с Себом Родиером.

— Марианна?

Раздался стук в дверь, и она быстро спрятала медальон в стол. За дверью ее уже ждал профессор.

— Ты замечательно выглядишь, — сказал он ей. — Нет, ты, конечно, всегда великолепна, но просто моя жена сомневалась, найдется ли у тебя подходящий наряд. А я оказался прав, сказав ей, что ты что-нибудь придумаешь.

Марианна выдавила улыбку, размышляя над тем, как столь умный мужчина мог предположить, что она возит с собой такое красивое вечернее платье так, на всякий случай.

— Я в предвкушении этого вечера, — оживленно продолжал профессор. — Я даже готов оставить все проекты ради того, что предложил принц.

Марианна нажала на кнопку вызова лифта.

— Вы собирались уходить на пенсию, Питер. Хотели больше времени посвятить внукам…

Профессор улыбнулся и достал из кармана пиджака сложенный лист бумаги.

— Я сегодня разговаривал с одним из его помощников. И он мне дал вот этот список. Здесь указан этикет, которому мы должны следовать. Я проглядел его… Хорошо, что принц Себастьян не любитель пышных церемоний. Так что ничего сложного там нет.

Марианну окатил холодный пот. Она совсем забыла про церемониал. Если Себ думает, что она собирается склоняться перед ним в реверансе, то он сильно ошибается.

— Сначала мы должны обратиться к нему как «ваша светлость». А потом можно просто «сэр», — продолжал профессор.

У Марианны глаза полезли на лоб. Сэр? Обращаться так к мужчине, с которым провела вместе не одну ночь? Она бы с куда большим удовольствием назвала его как-нибудь по-другому, но за эти слова ее, скорее всего, тут же взяли бы под стражу.

Марианна пробежалась по первым пунктам списка.

Подождите, пока принц подаст вам руку для приветствия.

Не начинайте разговор. Подождите, пока его начнет принц.

— Ему, наверное, чертовски надоедает слышать свой титул каждые пять секунд, — рассуждал профессор, пытаясь поймать такси. — Я уже не говорю о том, как, наверное, надоедает, когда каждый смотрит на тебя с благоговением и боится сказать лишнее слово.

В это время Марианна старалась найти слово «поклон». «Сэр» она еще могла пережить, но кланяться перед Себом? Это было бы чересчур.

 



  • На главную