Mar. 16th, 2005

 

01:11 am - Интервью с альпинистом Одинцовым

Альпинизм - это спорт?

- Для меня - да. Кстати, у нас с Хаусом был спор по поводу его статьи. Я ему говорю: "Нечего, мол, учить других, занимайся сам тем, что тебе нравится". Он не согласился. Тогда я ему высказал свою точку зрения на альпинизм, подчеркнул, что для мня это спорт с присущей ему конкуренцией, которая дает стимул для совершенствования, возможность понять, чего ты стоишь. Между прочим, западные альпинисты пусть и в завуалированной форме, но соглашаются со мной. Стив все это выслушал и заявил, что альпинизм и спорт несовместимы. "Что ты тогда здесь делаешь?" - спрашиваю. Он поднял глаза к небу, почесал в затылке и ответил: "Для меня это не соревнования". Хотел было сказать ему, что в таком случае он не должен расстраиваться, если не получит "Золотой ледоруб", ведь я тогда еще не знал итогов голосования. Учитывая то, как повел себя Стив после оглашения решения жюри, его утверждение о несовместимости альпинизма и спорта является лукавством.

Александр ОДИНЦОВ: "ГОРЫ ЛЮБЯТ, КОГДА ИХ УВАЖАЮТ"

Как уже сообщал "СЭ", российская экспедиция, которая весной прошлого года в рамках проекта "Русский путь. Стены мира" покорила по северной стене пик Жанну (7710 м), получила недавно в Гренобле высшую альпинистскую награду Piolet D'Or ("Золотой ледоруб").

Более двадцати команд пытались преодолеть 700-метровую нависающую стену на высоте свыше 7000 м, однако первыми это сделали наши альпинисты, затратив на восхождение 55 дней. После возвращения на родину руководитель экспедиции Александр Одинцов и один из ее участников Евгений Прилепа побывали в редакции "СЭ".

"ОСКАР" ВО ФРАНЦУЗСКИХ АЛЬПАХ

- Премию "Золотой ледоруб" называют альпинистским "Оскаром". Процедура определения ее лауреатов похожа на голливудскую?

- У нас тоже все решалось в последний момент, - рассказывает Одинцов. - Из 20 представленных на конкурс маршрутов было отобрано 6 супервосхождений. Всех номинантов вызвали на сцену, на которой мы с волнением ждали решения жюри. Я лично был уверен в том, что круче экспедиции, чем на Жанну, среди претендентов нет. Но уверенность - это одно, а политика - другое. В прошлом году "Золотой ледоруб" получили наши соотечественники Валерий Бабанов и Юрий Кошеленко, и многим казалось, что во второй раз подряд французы свою премию россиянам не отдадут. Однако справедливость восторжествовала.

- Кто были ваши конкуренты и какие маршруты они прошли?

- Испано-итальянская команда поднялась на Фицрой в Патагонии по новому стенному маршруту. Американцы покорили на Аляске Moos Tooth в альпийском стиле с тремя ночевками без палатки. Словенец Томас Хумар в двойке с молодым соотечественником пролез южную стену Аканкагуа. Еще один американец, Стив Хаус, прошел соло на К-7, одну из вершин массива К-2 (Чогори), преодолев 6700-метровый маршрут за 40 с небольшим часов в режиме non-stop - очень сильное восхождение. Недаром земляки зовут Стива Большая Белая Надежда. И, наконец, нашим главным соперником был национальный герой Франции, являющийся культовой фигурой для французских альпинистов, Жан Клод Ляфай. Он лауреат очень многих премий, несколько раз владел престижным "Кристаллом", но, будучи пятикратным номинантом на "Золотой ледоруб", так ни разу его и не получил. В последнем конкурсе Ляфай участвовал с зимним сольным восхождением на Шишапангму.

Между прочим, у нашего с ним противостояния был свой подтекст. Полгода назад уже упоминавшийся Хаус опубликовал статью в американском альпинистском журнале, в которой утверждал, что Кошеленко и Бабанов получили "Золотой ледоруб" незаслуженно. По его мнению, эта премия должна ориентироваться на будущее альпинизма, как бы указывать перспективу его развития. А поскольку Бабанову удалось зайти на Мэру лишь с третьей попытки, награждать его, считает Хаус, не за что. С точки зрения Стива, восхождения следует делать в одиночку, с минимальным снаряжением и иметь как можно меньше одежды на себе. Получается абсурд: на гору нужно выходить голым и без ничего.

- По логике Хауса, экспедиция на Жанну тоже не тянет на "Золотой ледоруб"?

- Взойти на Жанну в стиле Хауса просто невозможно ни при каких обстоятельствах. Не только соло, но и командой в альпийском стиле. И тем не менее полемика такая идет.

- Пока она идет, вас все же наградили. Это было ударом для Хауса?

- Когда объявили итоги, все номинанты поздравили нас, а Стив демонстративно повернулся и ушел со сцены. Даже Ляфай, который имел основания быть обиженным, и тот подошел к нам. Видно было, что ему тяжело, но он пересилил себя, и его поступок заслуживает уважения.

- "Золотой ледоруб" присваивается уже 14 лет, и четыре раза он доставался россиянам.

- Поэтому, думаю, в следующий раз наши даже номинироваться не будут. А я через год войду в состав жюри как лауреат предыдущего приза. В этом году членами жюри были Бабанов и Кошеленко. Они рассказали, как проходило голосование, кто за кого отдал свой голос.

- Можете нам раскрыть эту тайну?

- Французы в основном были категорически против нас именно из-за того, что мы - русские. Я их понимаю: это их премия, на нее номинируется их национальный герой. Все было против нас. Но по традиции председателем жюри назначается иностранец - на сей раз это был поляк Кшиштоф Велицкий. Опуская одну букву все называют его Великим. У него одних только зимних сезонов в Гималаях восемь! Отлично знает район, где проходила наша экспедиция. Альпинист очень квалифицированный, опытный. Так вот, он стукнул кулаком по столу - и премия стала нашей.

- Где проходила церемония награждения?

- В зале гренобльского Альпин Конгресс Холла, который вмещает около трех тысяч человек. Что меня удивило - не было ни одного свободного места! Французы купили билеты, расселись и смотрели, как французскую премию вручают российским альпинистам. Мы привезли с собой плакаты с изображением Жанну и нашего маршрута на ней. Зрители выстроились в очередь, и мы минимум час подписывали им эти плакаты. Вот тут я и понял, что такое бремя славы и насколько тяжело его нести.

- Какой маршрут сейчас надо пройти, чтобы он получил приставку "супер"?

- Необязательно забираться на высоту 8 тысяч. Из шести номинированных маршрутов высотными были четыре, а два пролегали по сложным стенам не выше трех тысяч.

Альпинизм сейчас требует хорошей технической подготовки. На данном этапе супервосхождение - это покорение серьезной большой стены. И такие стены есть - на Баффиновой Земле, в Патагонии, в Антарктиде, в районе Каракорум.

- Что думаете о намерении Юрия Кошеленко и Ильяса Тухватуллина совершить первопрохождение в альпийском стиле северных стен Гяуришанкар и Менлунгтзе в Тибете?

- Я эти горы не видел и ничего сказать о них не могу. Откуда Юрий только их выкопал? Впрочем, он наиболее информированный из нас, постоянно сидит в интернете, перелопачивает кучу альпинистской литературы.

ВОСХОЖДЕНИЯ В РЕЖИМЕ ON-LINE - СПОРНАЯ ИДЕЯ

- Альпинизм - это спорт?

- Для меня - да. Кстати, у нас с Хаусом был спор по поводу его статьи. Я ему говорю: "Нечего, мол, учить других, занимайся сам тем, что тебе нравится". Он не согласился. Тогда я ему высказал свою точку зрения на альпинизм, подчеркнул, что для мня это спорт с присущей ему конкуренцией, которая дает стимул для совершенствования, возможность понять, чего ты стоишь. Между прочим, западные альпинисты пусть и в завуалированной форме, но соглашаются со мной. Стив все это выслушал и заявил, что альпинизм и спорт несовместимы. "Что ты тогда здесь делаешь?" - спрашиваю. Он поднял глаза к небу, почесал в затылке и ответил: "Для меня это не соревнования". Хотел было сказать ему, что в таком случае он не должен расстраиваться, если не получит "Золотой ледоруб", ведь я тогда еще не знал итогов голосования. Учитывая то, как повел себя Стив после оглашения решения жюри, его утверждение о несовместимости альпинизма и спорта является лукавством.

- Но если альпинизм - спорт, то почему до сих пор нет международной федерации, объединяющей всех альпинистов?

- Нужны деньги и человек, который бы за это дело взялся. Желательно, чтобы он уже активно не занимался альпинизмом. Для начала можно было бы провести открытый чемпионат России, в котором приняли бы участие все, кто воспринимает альпинизм как спорт. Но опять же, где взять на это деньги?

- Альпинисты, как правило, сражаются с горами вдали от глаз людских. А не было у кого-то идеи провести восхождение, которое бы в режиме on-line транслировалось, скажем, на телеканале Discavery?

- Попытки такого рода предпринимались - в частности, Алексом Лоу, известным восходителем, который год назад погиб в лавине на Шишапангме. Но я к подобным вещам отношусь осторожно. Альпинизм помимо всего прочего это еще и общение человека с горами, их противостояние. А когда за тобой постоянно следит камера, происходящее превращается в шоу.

- Но сейчас весь спорт становится шоу.

- С точки зрения развития альпинизма как спорта, это, может, и полезно, но я человек старой формации. На мой взгляд, если трансляции восхождений в режиме on-line станут распространенной практикой, самим альпинистам радости от таких спектаклей будет мало. Надеюсь, я до этого не доживу.

- Сейчас бурно развивается мультиспорт, в соревнованиях по которому соседствуют, казалось бы, совершенно несочетаемые виды. А известный альпинист и парашютист Валерий Розов изобрел новую спортивную дисциплину baseclimbing, представляющую собой комбинацию альпинизма и прыжков с парашютом, и уже неоднократно демонстрировал ее. Как вы относитесь к таким вещам?

- Розова я знаю не понаслышке - именно в нашей экспедиции в 2001 году он прыгал со стены "Большого Паруса" на Баффиновой Земле. Приглашал я Валерия прыгнуть с Жанну, но потом мы прикинули и решили, что это слишком рискованно. Пока самый высокий прыжок был совершен с Транго (6600 м). Мы хотели взойти на Мачепучаре, которая выше 7000 м, и дать Розову возможность сделать рекордный прыжок, но власти Непала считают эту гору обителью богов и не разрешают восхождения на нее.

ЭВЕРЕСТ НИ С ЧЕМ НЕ СРАВНИМ

- Когда вы получали "Золотой ледоруб", некоторые официальные лица высказывались в том смысле, что восхождение на Эверест по сравнению с покорением Жанну - легкая прогулка. Так ли это?

- Если даже идти на Эверест классическим маршрутом, то и тогда это сравнение хромает. Для красного словца сказано. Любое восхождение на Эверест не может быть легкой прогулкой. Я уж не говорю о том, что сделала в прошлом году экспедиция Виктора Козлова, покорившая Эверест по Северной стене, - суперопасное и суперсложное восхождение. Вообще, мне кажется, сравнивать восхождение в таком духе - некорректно. Этим мы проявляем неуважение к горам, а они этого не любят. Эверест был и остается очень серьезной вершиной. На него в течение 20 лет не было проложено ни одного нового маршрута, и только в прошлом году российская команда сделала это.

- Каковы, на ваш взгляд, составляющие успеха на серьезном маршруте?

- Когда мы собирались на Жанну, я проанализировал опыт всех двадцати неудачных предыдущих экспедиций. Выяснилось, что у каждой неудачи была своя причина. Я их выписал на листок бумаги, чтобы не повторять чужих ошибок. В итоге у меня осталось четыре составляющих успеха: квалификация участников экспедиции, командный дух, правильно выбранная тактика и, наконец, везение, без которого тоже не обойтись.

- Когда и куда теперь отправится ваша экспедиция в рамках проекта "Русский путь. Стены мира"?

- После того как нам отказали в восхождении на Мачепучаре, ничего определенного сказать пока не могу. Есть на примете три стены в районе Каракорум, все - категории ультра-си. Летом проведем разведку, выберем маршрут, а восхождение планируем на следующий год.

 



  • На главную